Cancelled
Никто не понимает до первой ломки, что такое джанк.
Жизнь круто изменилась после того, первого раза с кодеином. Я никогда не думал, что опиаты - мое. Я глубоко ошибался. В сохранившихся условиях скуки, пустоты и усугубляющейся депрессии, я решил позволить себе изредка покупать пачку нурофена. Установился график: среда-суббота. Я употреблял только по двум этим дням. Я наконец нашел в себе силы начать ходить на пары, пусть снова очень опаздывал с сессие. Тем не менее, не без помощи кодеина я сумел сдать все во время, что само по себе - событие неординарное, из ряда вон, я бы даже сказал. Мне казалось, что кодеин - панацея и спасение, надо только контролировать его. Всегда думаешь что достаточно силен для чего-то, о чем имеешь весьма скудные познания, хотя я, конечно, изучил о своем новом друге все.
Боже, как я любил, закинувшись пачкой, бродить по городу. Новый, две тысячи одиннадцатый год только только наступил, рождественские праздники, вокруг веселье и радость. А я шел сквозь все эти улыбчивые толпы, задумчиво глядя по сторонам, но моя душа под кодеином ликовала так, как никогда раньше. Наконец-то я был по-настоящему живым! Я радовался каждой прожитой секунде, интересовался всем, и всем готов был помочь. С наступлением весны все начало портится. Удерживать потребение в узде становилось все сложнее. Я часто срывался, меня впервые начало серьезно подкумаривать. Я думал притормозить, но был уже настолько плотно связан с этими маленькими, белыми таблетками, что затея казалось мне труднореализуемый. Тем более, все вроде бы было хорошо. Я стал коммуникабельнее, нашел много новых знакомых, плюс с Лехой мы и не переставали дружить, разве что общаться нам теперь было интересней вдвойне. Если мне что-то не удавалось, я с легкостью на это забивал.
Весна походила к концу, я был доволен собой и тормоза сорвало, пустив поезд моего контроллируемого потребления под откос плотной кодеиновой системы.
Сначала раз в день, потом каждый день, остановться было уже невозможно. Я пытался бросать, но все это было так неискренне. Я ЛЮБЛЮ кодеин, люблю больше всего остального. Он никогда не мешал мне, он всегда оказывался рядом в трудную минуту.
Сейчас я признался родителям в том, что употребляю. Они обещали помочь, очень переживают.
Я держался три с половиной дня. Сегодня я сорвался. Я не смог больше терпеть этого мира таким какой он есть, слишком он мерзок и пуст. Мне немного стыдно, но я наконец счастлив, и это счастье переполняет меня. Я дома, я с тобой. Кодеин - моя единственная женщина. Дорогая, опасная и желанная. Такая какой должна быть настоящая богиня. Нужно быть готовым отадь жизнь, чтобы насладиться ей по-настоящему.
Простите Мама и Папа, вы никогда не поймете моей боли, никогда не примете моих ценностей. Вас Бог уберег. Цените это.